Экспресс-консультация - Средство от страха

На свои лекция Владимир Набоков использовал следующий прием. Он закрывал в помещении все шторы, добиваясь полной темноты. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий. Все сознаём свою жизнь без начала её. А если ей не было начала, то не будет и конца. И я не видал его; и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На ЗЕМЛЕ, именно на этой земле … , нет правды — всё ложь и зло; но в мире, во всём мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно — дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого? Разве я не чувствую, что в этом бесчисленном количестве существ, в которых проявляется божество, — высшая сила, — как хотите, — что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим? Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведёт от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница, которой я не вижу конца внизу, она теряется в растениях.

Страх смерти и смысл жизни

Просветитель, публицист, религиозный мыслитель, чьё авторитетное мнение послужило причиной возникновения нового религиозно-нравственного течения — толстовства. Член-корреспондент Императорской Академии наук , почётный академик по разряду изящной словесности Писатель, признанный ещё при жизни главой русской литературы.

Лев Толстой. 1 марта (Смерть) Страх смерти несвойствен разумному существу. Страх смерти в человеке есть сознание греха. 1 Животное не.

Приступы патологического страха смерти Приступы страха смерти у него были еще в очень ранней молодости. Вспоминая свои ребяческие"умствования", уничтожившие в нем, как он выразился,"свежесть чувства и ясность рассудка" он уже и тогда переживал эти приступы болезненного страха смерти, вследствие чего он прибегал к покаянию, стегал себя по голой спине веревкою.

Причину этих приступов он сам находил в"неестественно развившемся сознании". По-видимому, эти приступы страха смерти в молодости были не так сильны. Позже эти приступы как мы увидим ниже принимали более тяжелый характер и составляли центр внимания Толстого. А именно, в году появляются наиболее тяжелые приступы патологического страха смерти. В году, при поездке в Пензенскую губернию для выгодной покупки нового имения, Лев Толстой останавливается в Арзамасе и там переживает приступ болезненного страха смерти, беспричинной тоски.

Он так описывает это переживание в письме к Софье Андреевне от сентября 69 года: Было 2 часа ночи; я устал, страшно хотелось спать, и ничего не болело.

Лев Толстой О смерти и бессмертии. Подборка Максима Орлова, д. Горваль Гомельской области Беларусь. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий. Все сознаём свою жизнь без начала её.

Люди, боящиеся смерти, боятся ее оттого, что она представляется им Страх смерти есть только сознание неразрешенного противоречия жизни.

Какой смысл жить, если всё равно умрёшь? Ну, куплю я одно имение, второе, третье — ну и что, ведь всё равно потом смерть. Ну, стану я писать лучше всех писателей, лучше Мольера, Шекспира, Гоголя, Пушкина, и что с того, если всё равно умирать? Размер архива с презентацией КБ. Жизнь и творчество Льва Николаевича Толстого. Корабли в Севастопольской бухте.

Лев Толстой. Арзамасский ужас

[72] В ряду изображений"Строители мира", в котором я пытаюсь пояснить творческие устремления духа самыми яркими типами, а типы, в свою очередь, образами, этот том противопоставляется двум другим и дополняет их. В"Борьбе с демоном" показаны Гёльдерлин, Клейст и Ницше как три различных воплощения гонимой демоном трагической душевной природы, переступающей в борьбе с беспредельным границы, положенные как ей самой, так и реальному миру. Путь"Трех певцов своей жизни" ведет не в беспредельный мир, как у первых, и не в реальный, как у вторых, а обратно - к собственному"я".

Важнейшей задачей своего искусства они невольно считают не отражение макрокосма, то есть полноты существования, а демонстрирование перед миром микрокосма собственного"я":

Сначала эгоистичный страх смерти близких, затем - боязнь своего исчезновения. Толстой всматривался в смерть пристально.

Вслед за последовательным изложением всех Евангелий Толстой дает свое понимание смысла евангельского учения: Все его сочинения заканчиваются критикой учения Церкви. Церковь воспринимается им как понятие социальное, экономическое, политическое, но не духовное. Толстовство Ещё в молодости, будучи летним офицером, Лев Николаевич сделал в своём дневнике следующую запись: Этой гордой идее Толстой и посвятил всю вторую половину своей жизни от конца х годов до смерти в году.

Итак, в планах Толстого было создание общечеловеческой религии. Толстой разработал особую религиозную идеологию ненасильственного анархизма анархо-пацифизм и христианский анархизм , которая основывалась на рациональном осмыслении христианства. Он также распространял брошюры с описанием своего собственного понимания христианства, далёкого от православного. Толстовство нашло последователей в Западной Европе, Японии, Индии.

Сторонником толстовства был, в частности, Махатма Ганди. В —х годах создавались толстовские колонии в Англии и Южной Африке. Эта позиция непротивленчества зафиксирована, согласно Толстому, в многочисленных местах Евангелия и есть стержень учения Христа, как, впрочем, и буддизма. В своих религиозных взглядах Толстой был близок к теософическим и оккультным учениям, развивающим мировоззренческие принципы, общие для буддизма, иудаизма и ислама.

ДУХОВНЫЕ ИСКАНИЯ Л.Н. ТОЛСТОГО

Мечников Илья Ильич О страхе смерти Шопенгауэр с юных лет был очень поглощен великими вопросами человеческого бытия. Вопрос о ней был одним из наиболее интересовавших его. Боязнь болезни и смерти была у него так велика, что во время первой холерной эпидемии года он покинул Берлин под влиянием смерти Гегеля, умершего от холеры и переехал во Франкфурт, где не было холеры. Невозможность избегнуть ее навела его на пессимистическую философию. Во все времена литература, как и философия, была очень занята задачей смерти.

Это дано было и Л.Н. Толстому. Что ему открыла смерть . Было 2 часа ночи, на меня нашла тоска, страх, ужас такие, каких я никогда не испытывал.

Жизнь и творчество Вступление Поколение русских людей, вступившее в сознательную жизнь между восьмидесятыми и девяностыми годами столетия, находится в таком трудном и ответственном положении относительно будущего русской культуры, как, может быть, ни одно из поколений со времени Петра Великого. Во всяком же действии, научно-историческом или художественном, они поневоле сближаются, соединяются, никогда, впрочем, не смешиваясь и не сливаясь окончательно.

Толстого и Достоевского, несмотря на глубочайшие западные влияния, сказывается и самобытная русская идея, правда, с меньшей степенью ясности и сознательности, чем идеи общеевропейские. В этом недостатке ясности и сознания до сей поры заключалась главная слабость учителей славянофильства. Тогда как западники могли указать на общеевропейскую культуру и на подвиг Петра, как на определенный и сознательный идеал, славянофилы обречены были оставаться в области романтических смутных сожалений о прошлом, или столь же романтических и смутных чаяний будущего, могли указать только на чересчур ясные, но неподвижные и омертвевшие исторические формы, или на слишком неясные, бесплотные и туманные дали, на то, что умерло, или на то, что еще не родилось.

Западничество казалось Достоевскому реальнее славянофильства, потому что первое могло указать на определенное явление европейской культуры, тогда как второе, несмотря на все свои поиски, не нашло ничего равноценного, равнозначащего, и, вместе с тем, столь же определенного и законченного в русской культуре. Так думал Достоевский в году. Через шестнадцать лет он уже нашел, казалось ему, это искомое и не найденное славянофилами, определенное, великое явление русской культуры, которое могло быть сознательно, в совершенной ясности, противопоставлено и указано Европе, нашел его во всемирном значении новой, вышедшей из Пушкина, русской литературы.

Анна Каренина есть совершенство, как художественное произведение, с которым ничто подобное из европейских литератур в настоящую эпоху не может сравниться, а во-вторых, и по идее своей это уже нечто наше, наше свое, родное, и именно то самое, что составляет нашу особенность перед европейским миром. В то время слова эти могли казаться дерзкими и самонадеянными; теперь они кажутся нам почти робкими, во всяком случае, недостаточно ясными и определенными. Достоевский указал в них только на малую часть того всемирного значения, которое открывается нам все с большею и большею ясностью в русской литературе.

Вы точно человек?

В чем заключается суть процесса умирания — это прекращение существования или же переход на другой уровень бытия? Как преодолеть страх смерти? Остается ли после смерти человека бессмертная душа? Над этими вопросами люди не переставали размышлять на протяжении всей своей истории:

Источник: Л. Н. Толстой. Собрание сочинений Страх смерти происходит от того, что люди принимают за жизнь одну.

Казалось бы, что атеизм Шопенгауэра должен был отделить богом упоенного Толстого от неверующего философа, но квиетизм и пессимизм сроднил их ближе, чем безбожие могло их разъединить. Из утверждения воли онтологической основы мира, по предположению Шопенгауэра , выражающейся в безнравственной борьбе во всей вселенной, немецкий философ посредством софизмов выводит теорию нравственности, основанную на отречении воли.

Нравственность — маленький моральный островок в бушующем море страстей и бездушного эгоизма, до которого воля не может дойти: Наша жизнь, говорит он, — сплошное страдание, хоть переменчивое, но неустранимое. Она также — сплошное желание, ибо воля ненасытна, и вместо одного удовлетворенного желания появляется множество новых, которых невозможно удовлетворить. Помимо того, удовлетворенное желание оставляет пустое место, которое заполняется страданием, а в лучшем случае — скукой.

Таким образом, наша жизнь вращается между этими двумя крайностями — между желанием, которое есть неудовлетворение, и удовлетворением, которое завершается скукой. Познание — явление, созданное объективизацией воли на высшей ступени, не может остановить всеобщей борьбы природа есть борьба всех против всех , но оно в состоянии помочь нам вырваться из этого железного стоянии помочь нам вырваться из этого железного кольца, указывая нам, что всякое желание есть тщетное стремление, погоня за мыльными пузырями.

Смерть Ивана Ильича.Л.Н.Толстой (анализ)