Николай Николаевич Страхов

Федоров и его философское наследие Наследие Николая Федоровича Федорова — , сложного и противоречивого мыслителя-утописта, долго оставалось в тени. Его имя чаще всего можно было услышать, когда речь заходила о прошлом Всесоюзной государственной библиотеки имени В. Ленина, которая и сегодня по-прежнему хранит благодарную память о Федорове, как необыкновенном библиотекаре-энциклопедисте, подлинном подвижнике книги. Но вместе с тем скромный библиотекарь Румянцевского музея был создателем философского учения, привлекшего внимание ряда замечательных представителей отечественной культуры. О нем довольно часто заходит речь в переписке Горького в конце х годов с О. Циолковский был лично знаком с Федоровым. В своих воспоминаниях, написанных незадолго до смерти, среди немногих знаменательных событий своей жизни Циолковский отмечает встречу с Федоровым: Он давал мне запрещенные книги. Потом оказалось, что это известный аскет Федоров, друг Толстого, изумительный философ и скромник. Федоров раздавал все свое крохотное жалованье беднякам.

КОЖЕВ это:

Неужели всего несколько лет назад можно было просто вынуть из карманов мелочь, ключи и пройти через детектор? Я много путешествую, бывает, что улетаю и возвращаюсь в тот же день, в этом случае мой багаж состоит только из пары книг и сумки с бумагами. Поэтому каждый раз я должен вынимать ее из кармана, упаковывать в прозрачный пластиковый пакет, отдельно пропускать через просвечивание, и лишь затем я могу снова достать ее из пакета и положить обратно в карман.

Большинству людей свойственен страх «быть не такими, как все» Тонкий психолог и глубокий философ, лауреат Букеровской.

Сторонник феноменологическо-экзистенциалистской философии, проводил линию на сближение гегелевской философии с экзистенциализмом М. Хайдеггера и феноменологией Э. Учился в Германии у Ясперса. Большое влияние на К. Выдвигая в противовес Гегелю дуалистич. , ,"", . Возврат к Гегелю — последнее слово университетского ревизионизма, в сб.: Против буржуазных и правосоциалистических фальсифи-каторов марксизма, М.

В начале покидает Россию, изучает в Берлине и Геидельберге философию и восточные языки; в защищает диссертацию о философии всеединства Вл. Соловьева под руководством К.

Бердяев Н.А. Обскурантизм. Журнал"Путь" № 13

Советская Россия Кнопки Публикуемые материалы раскрывают нам не лишенный оригинальности эпизод истории русской мысли: Однако, необычайно интересно все привходящее: Крайняя спорность, парадоксальность защищаемых позиций была отлично ясна нашим философам:

на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности - образования: семинар/Автор-составитель Кожевникова М.Н. — СПб.: Не за страх — а за совесть (Экзистенциальный опыт учителя).

страхову принадлежит целый ряд крупных переводов: Шопенгауэром сближает его с Л. Николай Николаевич страхов русский философ, критик, публицист родился 24 января года. В число самых значительных работ входят книги: страхов глубоко оценивал религиозные мотивы, строго критиковал материализм современного времени, либеральные идеи, относился с негодованием к взглядам западных стран и проявлял свои настроение в статьях и произведениях.

Николай Николаевич в году окончил Костромскую духовную семинарию. Достаточно рано начал интересоваться науками естествознания, вследствие чего работал преподавателем физики и математики в Петербургском университете. Этот период считается началом литературной деятельности философа. страхов написал множество книг, переводов, рефератов, научных работ и статей. В своих работах он отражает мысли о духовном мире как о единстве бытия.

Главной составляющей всего духовного мира является человек и отдельно взятые его тело и душа. Но теория Николая Николаевича не получила должного признания у современников.

Экзистенциальная проблематика повести А.Камю «Посторонний»

Сборник объединяет научные статьи, посвященные теме самосознания учителя в трактовке философии образования. Учительская философия образования как особое направление, задающее рамки для выявления самосознания учителя, представлена в изложенной концепции. Сборник является уникальным по своему жанру, сочетающему и философский взгляд на деятельность и сознание учителей в статьях философов , и взгляд самих деятелей, философски раскрывающий смыслы педагогической деятельности в статьях учителей.

Кожевникова, Магдалена. Гибриды и химеры челове- ка и животного: себе чуждость и страх смерти, но в то же время они очаровывают, т. к. обеща-.

Однако, Боголюбов, одним из первых в России, попытался сформулировать основные принципы философского изучения религии. Он охарактеризовал научные понятия и методы, применяемые в философии религии, а затем разобрал существующие классификации религий и дал им критическую оценку. Боголюбов давал свое определение религии: Основными признаками религии Боголюбов считал: Все религии Боголюбов делил на две группы: На протяжении исследования Боголюбов последовательно изложил историю древних религий.

Он рассмотрел, начиная с магических и мифологических форм религии, постепенное усложнение религиозного сознания, выразившееся в анимизме, политеизме, зороастризме, индуизме и буддизме. Боголюбов выпустил только 1-ую часть исследования, доведя историческую хронологию до упадка греко-римской религии. Вторая часть, которая предполагалось посвятить монотеистическим религиям, не была написана. Несмотря на то, что труд Боголюбова остался незавершенным, он имел большое научное значение и являлся основательным опытом по созданию научно-критической философии религии.

Наряду с Боголюбовым можно назвать еще ряд сходных фигур.

Фант-ЮСАС: Статьи по психологии и философии экзистенциализма

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли. Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха. На основе историко-философского анализа сформулированы ключевые аспекты философского понимания феноменов страха и тревоги — антропологический, онтологический, гносеологический, аксиологический, праксеологический.

Сделанные выводы позволяют сформулировать положение, выступающее в качестве теоретико-методологической основы социально-философского, конкретно-социологического изучения страха и тревоги.

философского конгресса «Философия в современном мире: диалог да», «со стыда сгореть»), и страх («где страх, там и стыд»), и совесть («есть.

Авторы показывают, что значимость и сила страха во многом связана с чувствительным Я, выступающим в одном случае как эго - осторожность, а в другом, как эго - вовлечённость. Существующее в распоряжении страха как"пленник" индивидуальное Я может сопротивляться страхам эго - разумное , но может и полностью потакать им эго - расстроенное. Условием"сопротивления" страху, не допускающим его усиления и расширения, авторы считают совместное"выступление" стыда и воли, направленное на укрепление неустрашимости Я.

: , -, -."" - , -."" , ,"" , . страхи сродни недобрым помыслам, и сила их не только в грядущих опасностях, но и в нашем желании быть и иметь. Неизвестный мыслитель Нельзя, чтоб страх повелевал уму; Иначе мы отходим от свершений, Как зверь, когда мерещится ему. Данте Алигьери Значения и смыслы страха Размышления философа о страхе в различных его ипостасях предполагают привлечение ресурсов понятий, идей,"наработок" психологии, психиатрии, социологии и культурологии.

Так, когда речь идёт о преходящих страхах, должны быть услышаны психологи и социологи, а при рассмотрении постоянных страхов нельзя обойтись без психиатров.

«Учитель наедине с собой»

Образование в воплощении"системы образования" обычно ассоциируется с конформизмом. Конформизм В качестве исходного примера для взгляда на проблему хочу предложить одно воспоминание из своих школьных времен. Мое воспоминание — образ дороги в школу: После десяти минут на морозе каждая дополнительная минута чувствуется как мучение.

Люди топают, хлопают руками в рукавицах, натягивают шапки ниже на лоб, поднимают шарфы до глаз.

Экзистенциальная психология страха в произведениях Чехова . иных философских тезисов (этим Чехов наделяет многих своих героев) и не в 1 Ганзен-Кожевникова М. П. И. А. Гончаров. Переписка с П. Г.

Мне кажется это важным потому, что Соловьёв у нас занимает совершенно не принадлежащее ему место — великого мыслителя и чуть ли не учителя жизни и пророка. Тем более сочинения соловьёвских оппонентов долгое время не переиздавались, и наш читатель знал позицию только одной из спорящих сторон. Отсюда создавалось впечатление, что Владимир Сергеевич лихо и без проблем громил своих невежественных и бездарных оппонентов, и истина всегда была на его стороне.

Но сегодня, слава богу, изданы антисоловьёвские тексты Н. Например, нужно было Соловьёву дискредитировать славянофильство, и он ничтоже сумняшеся выстраивал такую цепочку: Яроша оправдывают деспотическую власть и воспевают Ивана Грозного; эти консерваторы — последователи М. Каткова; Катков — последователь славянофилов; следовательно, славянофилы стоят у истоков данного безнравственного явления.

Между тем, как отлично показал упомянутый выше Д. Самарин, славянофилам вообще не была свойственна апология сильного государства, а уж тем более Ивана Грозного с осуждением которого печатно выступали А. Нужно было Соловьёву отмазать католичество от инквизиции, и он заявлял, как о чём-то общеизвестном, что последняя возникла в Византии. Когда оппоненты требовали доказательств, приводил цитату из немецкого Большого энциклопедического словаря И.

Мейера, где упоминались факты о религиозных гонениях в Восточной Римской империи, выпуская при этом ключевую фразу статьи, недвусмысленно указывающую на западное происхождение этого учреждения: Особенно Владимир Сергеевич любил уличать своих оппонентов-националистов в плагиате у западных авторов, саркастически комментируя:

Заметки о понятии страха в современной философии

Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. На основании выше сказанного приходим к выводу, что исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества. Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией.

Но при этом , поступая так, мы никоим образом не ограничиваем себя, учитывая, что истинную философию страха следует искать именно у этих авторов. Дело в том, что между древними и современными текстами, посвященными явлению страха, есть одно общее существенное различие:

Фёдоро Из третьего тома"Философии общего дела". Этот разбор, по словам В.А. Кожевникова и Н.П. Петерсона, «изумительный . наконец, торжествовавший Первосвященник в страхе просит Пилата поставить стражу.

Как и Ницше, Достоевский пытался понять, как может жить человек, усомнившийся в существовании Бога и в своей зависимости от Бога. Однако в отличие от однозначной и радикальной позиции Ницше Достоевский выбрал более сложный, более трагичный и поэтому более реалистичный ответ. Человек не может уже сейчас стать Абсолютом, но не может остаться и в рамках старого его понимания он обречен на вечные поиски Абсолюта. Все сказанное непосредственно относится к Ивану Ильину. Быть может, никто другой из русских философов той эпохи не пошел так далеко по пути, который в русской культуре открыл Достоевский и который в западноевропейской философии впервые обозначил Ницше.

Впрочем, творчество Ильина не поддается однозначной оценке. Как и многие русские мыслители, пережившие национальную катастрофу, Ильин в поздние годы пришел к ортодоксальному церковному православию, попытался подчинить свою философскую мысль требованиям веры и тем самым отрекся от многих идей, вдохновлявших его в годы творческой зрелости. Радикальный переворот, произошедший в мировоззрении Ильина на рубеже х и х годов, безусловно, закономерен и обусловлен острым чувством сопричастности к трагической судьбе своего народа.

Беспомощность перед наступлением"сатанинских" сил, поработивших не только Россию, но и большую часть Европы, лишало надежды, требовало какого-то удовлетворения; его и дала истовая вера причем не только вера в Бога, но и вера в идеальное прошлое России , ставшая единственной опорой в жизненных бедствиях. Однако, читая Ильина сегодня, мы должны оценивать его взгляды, исходя из своего исторического опыта, опыта общества, вынесшего до конца предначертанные ему испытания и потому способного по справедливости оценить те смелые идеи, которые в годы исторической катастрофы казались причиной всех бед именно так изображал Ильин в своих поздних работах все самое оригинальное в русской философии и русской культуре начала века.

В этом смысле наиболее значимой в творческом наследии философа сегодня представляется та концепция человека, которая была развита им в работах х гг.

Пастор Андрей Шаповалов Тема:"Побеждая дух страха"